Как СССР едва не проиграл войну из-за проблем на Павлоградском химзаводе

14.01.2020   12:20    12

История производства 76 мм бронебойных снарядов на Павлоградском химическом заводе в Днепропетровской области является ярким примером, как грубейшие ошибки в оборонном планировании едва не привели к краху СССР. Это полезно знать всем, кто ставит эксперименты над Гособоронзаказом и «Укроборонпромом». Контролеры тогда были строгие, коррупция на госконтрактах там отсутствовала вообще, но результат оказался провальным.

В 1941 году армия СССР на западной границе имела номинально огромное превосходство в силах над Германией — по числу танков примерно в 4 раза, по орудиям — примерно в 2 раза, по самолетам — примерно в 3 раза. И тем не менее, вся эта армада техники была уничтожена за несколько месяцев, немцы вышли к самой столице. СССР понес потери в людях в 10-12 раз больше, а пленных немцы взяли несколько миллионов, то есть вся действовавшая на начало войны армия была уничтожена. Немецкие танковые группы прорывали любые линии обороны.

Для борьбы с танками в СССР были на вооружении много тысяч 45 мм и 76 мм танковых и противотанковых пушек. Но только у 76 мм была необходимая мощность, чтобы бить все типы немецких танков. И вот парадокс — именно эти самые эффективные пушки СССР не обеспечил… бронебойными снарядами!

Бронебойный снаряд 76 мм СССР разработал только в 1940 году, когда Вторая мировая уже шла. Причина — отсутствие приоритетов финансирования и разработки, СССР пытался сразу развивать слишком много ресурсоемких проектов одновременно, а на самое важное не смотрели.

Снаряжение взрывчаткой 76 мм бронебойных снарядов было доверено снаряжательному заводу №55 Наркомата боеприпасов — ныне это Павлоградский химический завод, одно из ведущих предприятий украинской оборонной промышленности. В те годы руководство предприятия постоянно менялось, репрессии и поиск врагов народа уничтожали специалистов, отсутствовало нормальное планирование и организация работы, которую пытались исправить не профессионально, системно, а уголовными делами НКВД.

«…в 1940 г. завод № 55 по плану должен был снарядить 155 000 76-мм бронебойных снарядов. Однако, за первые 10 месяцев завод сдал военпреду всего лишь 20 000 снарядов. Основной причиной невыполнения планового задания, как и в отношении других номенклатур, являлся брак – за июль месяц, например, при снаряжении заводом всего 5000 76-мм бронебойных снарядов, контроля военпреда не прошли 4000 снарядов. Следствием такого положения вещей стало не только невыполнение плана, но также и скопление на заводе огромного числа неиспользованных снарядных корпусов из дорогой легированной стали.

В результате, с января 1940 г. по 31 мая 1941 г. советская промышленность боеприпасов сумела изготовить лишь 150000 единиц 76-мм бронебойных снарядов. Как показал опыт войны, это было ничтожно мало. Так, например, уже постановлением ГКО № 299сс от 28 июля 1941 г. потребность фронтов в 76-мм бронебойных снарядах была определена следующим образом: на август 1941 г. – 250 000 штук, на сентябрь 1941 г. – 400 000 штук. Таким образом, в области организации производства 76-мм бронебойного снаряда накануне войны были допущены серьезные просчеты. Из-за неспособности промышленности производить 76-мм бронебойные снаряды в нужном количестве, НКО уже в начале мая 1941 г. был вынужден ввести крайне низкую норму содержания бронебойных снарядов в составе боекомплекта к 76-мм дивизионной и танковой пушкам. Так, норма содержания бронебойных снарядов в боекомплекте к дивизионной пушке (140 выстрелов) составляла только 5,7% (8 снарядов), к танковой пушке – 27% (38 снарядов). Исходя из такой нормы, общая потребность артиллерии в 76-мм бронебойных снарядах (неприкосновенный (НЗ) и мобилизационный (МЗ) запасы) определялась в 797 000 штук, хотя и могла быть удовлетворена лишь на 16%: к 1 мая 1941 г. в войсках имелось не более 132 000 76-мм бронебойных снарядов. При этом, в Ленинградском военном округе данных артиллерийских снарядов насчитывалось всего лишь 400 штук, в Западном особом военном округе на одно дивизионное или танковое 76-мм орудие приходилось 9 бронебойных снарядов, в Прибалтийском особом военном округе – 12 бронебойных снарядов. Что же касается Киевского особого военного округа, то согласно директиве начальника его штаба генерал-лейтенанта М.А. Пуркаева от 29 апреля 1941 г. за № Д/0054, части округа обеспечивались бронебойными снарядами на каждую 76-мм дивизионную пушку по следующему расчету: стрелковые дивизии – по 6 выстрелов, мотострелковые дивизии – по 12 выстрелов. Танковые дивизии, имевшие в своем составе танки Т-34 и КВ, также вооруженные 76-мм пушками, получали по 13 снарядов на Т-34 и по 25 снарядов на КВ.Таким образом, к началу Великой Отечественной войны 76-мм дивизионные и танковые пушки фактически оказались не обеспечены бронебойными снарядами.

Поэтому, как докладывал начальник артиллерии Южного фронта генерал-майора артиллерии И.А. Устинов от 30 июля 1941 г. начальнику артиллерии РККА генерал-полковнику артиллерии Н.Н. Воронову: «все дивизионные пушки не имеют бронебойных снарядов, а огонь по танкам осколочно-фугасными снарядами эффекта не дает. Были случаи (в р-не Бар) после 6 прямых попаданий танк продолжал двигаться».

Цитата из статьи «Производство противотанковых боеприпасов в СССР накануне и в начале Великой Отечественной войны» А. Балыш и Е.Хартова.

То есть имея полное превосходство в численности, советская армия не имела возможности его реализовать из-за отсутствия доктрины и программы развития армии и ее вооружения. Ценность танковых и артиллерийских армад без обеспечения бронебойными снарядами в столкновении с германскими танками оказалась довольно низкой по ряду причин, но отсутствие бронебойных снарядов было одной из наиболее важных. Трудно подсчитать сколькими жизнями эти ошибки в планировании были оплачены.

История учит, что сравнение количества единиц вооружений — полная ерунда, это не дает и близко понимания о реальной боеспособности и эффективности вооружений армии. Танк — это лишь часть комплекса, в который также входит как неотъемлемая часть экипаж, пушка, снаряды, ремонтное оборудование, запчасти, топливо, масло, ресурсы для боевой подготовки, тактика применения, режим эксплуатации, связь и многое другое, и каждый из этих факторов может оказать влияние на исход боя. Война — это противостояние систем. Тот, кто не понимает, какую систему строит, — заказывает пушки, тот, кто понимает, что такое система, заказывает комплекс вооружения и его эксплуатации. А побеждает тот, кто в войне систем просчитывает максимальное число факторов.

СССР строил огромную армию, содержание которой было непосильно для экономики страны. Военное строительство было основано на пиаре и показухе — ставилась цель создать на бумаге побольше новых дивизий и бригад, а зачем они нужны и насколько сбалансированно идет военное строительство — никакой аналитики не было. Более того, люди со своим мнением из армии вычищались и уничтожались, критика фактически запрещалась.

К сожалению, этот пример с бронебойными снарядами очень похож на ситуацию в Украине сегодня, корни проблем те же. У нас, например, острейший дефицит основного калибра армейской артиллерии — 152 мм, за шесть лет в стране произведено и закуплено армией всего 1500 новых гаубичных снарядов. У нас пулеметные станки на шестом году войны делают волонтеры и покупают в армию на средства граждан. У нас большинство военных на фронте ездит на купленных за свои или волонтерские средства машинах. У нас отсутствует оборонное планирование, и госзаказ определяется по-прежнему субъективно, без связи с общей стратегией и реальным военным строительством.

censor.net.ua