Не хотелось бы, чтобы протягивались откровенно коррупционные изменения в законодательство

31.03.2020   18:20    43

Верховная Рада рассмотрела и приняла Закон Украины (ЗУ) о социальных и экономических гарантиях в связи с распространением коронавирусной болезни (COVID-2019). Эксперт программы реформирования правоохранительной и судебной систем Украинского института будущего Александр Чебаненко высказал изданию «Комментарии» мнение касательно моментов Закона, которые привлекли наибольшее внимание.

1. Законом предусмотрено, чтобы суммы средств или стоимости товаров, добровольно перечисленные (переданные) центральному органу исполнительной власти, реализующему государственную политику в сфере здравоохранения и / или учреждениям здравоохранения в течение карантина, а не зачислялись в годовой доход за 2020 год, подлежащий налогообложению.

Достойное предложение. Единственное, было бы логичным добавить в указанный перечень, кроме сумм средств и стоимости товаров, стоимость предоставленных услуг (например, при безвозмездном предоставлении гостиниц для размещения медиков и т.д.). И, в общем, было бы неплохо все суммы, которые передаются безвозмездно на здравоохранение, освободить от налогов – и не только на период карантина.

2. На период карантина запрещается повышение банками процентной ставки по кредитным договорам (с внесением соответствующих изменений в ЗУ «О банках и банковской деятельности»).

Очевидно, учитывая предыдущую практику банковского сектора в Украине, необходимо не только запретить повышение банками процентной ставки во время карантина, а и запретить им установление каких-либо дополнительных выплат по кредитному договору в это время.

3. Закон устанавливает, что наниматель освобождается от платы за все время, в течение которого имущество не могло быть использовано им из-за карантина или чрезвычайного положения, если в их результате наниматель не имеет возможности использовать помещение по назначению.

Было бы хорошо указать более конкретно, что освобождаются от платы за аренду те, кто не был включен в перечень, на который не распространялись ограничения карантина. Иначе каждый такой случай надо будет доказывать в суде.

4. Во время карантина режима работы работников может устанавливаться не только в договоре, но и приказом руководства (без обязательного заключения письменного трудового договора).

Можно было бы добавить, что изменения, которые вводятся указанным приказом, не должны приводить к ухудшению условий по оплате рабочего тому подобное.

5. Закон обязывает органы управления гражданской защиты способствовать СМИ в предоставлении населению оперативных сведений о чрезвычайных ситуациях.

Эту норму можно было бы сделать более действенной, установив минимальные сроки сообщений СМИ о чрезвычайных ситуациях со стороны органов управления гражданской защиты.

6. Проект вносят ряд изменений в Кодекс административного судоустройства (КАСУ) и другие процессуальные кодексы, как сказано, «по оптимизации работы судов в период карантина».

Было бы логичным сделать предлагаемые изменения по ограничению доступа лиц к рассмотрению дел в судах, о возобновлении и / или продление процессуальных сроков, по использованию режима видеоконференций и т.д. аналогичными для всех видов судов — на период карантина.

При этом, некоторые предложенные изменения вызывают, как минимум, вопросы.

1. Изменениями в ЗУ «Об институтах совместного инвестирования» убираются доплаты к зарплате отдельным категориям работников, обеспечивающих жизнедеятельность населения.

Логичным было бы как раз на период карантина не убрать, а увеличить доплаты к заработной плате таким работникам, потому, что от их работы зависит жизнедеятельность населения в такие тяжелые времена. В целом, таким лицам нужно устанавливать не доплаты, премии и т.д. (что, очевидно, является проявлением достаточно позорной игры на понижение будущих пенсий), а установить достойные оклады. И на это стоило пойти, даже несмотря на проблемы с бюджетным финансированием.

2. Предложенные изменения устанавливают, что для деклараций лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления, за 2019 год, несовершеннолетние дети субъекта декларирования считаются его членами семьи только при условии их совместного проживания с субъектом декларирования по состоянию на последний день года.

Ничем иным, кроме как попыткой под прикрытием борьбы с последствиями эпидемии скрыть от декларирования имущество определенных «государственных лиц», эти изменения трудно обосновать.

3. Законом предлагаются изменения в ЗУ «Об аренде государственного и коммунального имущества», согласно которым не считается арендой передача балансодержателем имущества в пользование, связанное с хозяйственной деятельностью.

Эти изменения несут высокие коррупционные риски. Как известно, для передачи в аренду государственного или коммунального имущества необходимо пройти определенную процедуру, одна из задач которой – минимизация коррупционных рисков. Согласно предложенному варианту, государственное или коммунальное имущество с высокой вероятностью «под соусом» карантина будет передаваться в фактическую аренду, но деньги за него в бюджет поступать не будут.

4. Законом предложены изменения в ЗУ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и их отягощений», согласно которым временно проведение регистрационных действий осуществляется по месту обращения заявителя, а на этот период не применяется требование о нотариальном удостоверении документов, необходимых для проведения регистрационных действий.

Эти изменения несут с собой большой коррупционный риск, плюс будут способствовать рейдерству. Известно, что именно в период кризисных ситуаций активизируются разного рода мародеры, которым указанные изменения очень облегчат работу. Условие о том, что в этот период заявление на проведение регистрационных действий можно прислать с помощью электронной цифровой подписи (ЭЦП) существенно ситуацию не улучшит.

5. Законом предлагается освобождать от уголовной и иной ответственности должностных лиц хозяйствования в связи с наличием задолженности по заработной плате, возникшей в период карантина не по их вине.

Предложенная норма почти не несет смысловой нагрузки. Ведь, согласно нормам действующего законодательства, уже установлена ответственность указанных лиц исключительно за умышленную безосновательную невыплату заработной платы (ст. 175 Уголовного кодекса Украины). Возможно, целью изменений было – ввести снятие других видов ответственности. Тогда, возможно, так надо было и прописать в законе.

…В общем, большинство из предложений закона (в том числе, на которых мы здесь не остановились) – оправданы для решения ряда задач, возникших из-за мировой эпидемии COVID-2019. Но очень не хотелось бы, чтобы под предлогом борьбы с последствиями эпидемии протягивались ненужные или откровенно коррупционные изменения в законодательство. При этом, за рамками внесенных изменений остался целый ряд моментов. В первую очередь – как существенно уменьшить налоговую и бюрократическую нагрузку на бизнес, в первую очередь, малый. Чтобы поощрить наших людей (в том числе, тех, кто вынужден был вернуться из-за границы) вкладываться в развитие собственного государства, а не ждать первой же возможности, чтобы из него уехать.

comments.ua