О кадровых раскладах, психологическом профиле и административном комфорте

01.02.2020   15:20    18

Поговаривают, что над страной веет ветер перемен. Все активнее поговаривают.

Во всяком случае, некоторых этот мифический ветерок продул настолько, что они уже не в силах сдерживать кашель и насморк. И разносят информационную заразу, которая пострашнее уханьского коронавируса, по городам и весям. В смысле, по аккаунтам и сайтам.

Разумеется, речь о кадровых переменах в верхних эшелонах власти. А Вы о чем подумали, деятельные сограждане и выжидающие соотечественники? Неужели о реальных переменах нашей жизни к лучшему?! Ага, здесь есть даже такие, кто полагает, будто кадровые перемены наверху способны менять происходящее в Украине. Ну что вам сказать… В застарелой наивности тоже есть свой шарм.

Теперь по сути. Украинская политика от роду персонифицирована до невозможности. Поэтому вспоминаем, от кого зависят назначения на высшие должности, и все прогнозы соотносим с психоэмоциональным профилем президента Зеленского.

Понимаете, о чем я? О том, что решение важнейших государственных вопросов у нас всегда имело личностно-эмоциональную окраску, а сегодня вообще стало проекций надежд, опасений и заблуждений одного человека. Человека хоть и неплохого, но находящегося под пугающими внешними влияниями и колоссальным прессом ответственности, что никак не добавляет его решениям рациональности. А ведь у Владимира Зеленского есть еще и представления о собственной миссии, порождающей внутренние установки…

Свежий пример. Недавно президент Зеленский посетил Польшу и сделал ряд заявлений, которые нашей суперчуткой публикой были истрактованы как проевропейские и, соответстввенно, антироссийские. Меня, как аналитика, просили прокомментировать «этот разворот во внешней политике».

Да какой разворот, какая смена ориентиров?! Как можно сменить то, что существует лишь в виде миражей на горизонте?

Все куда проще. Зеленский хочет быть президентом мира. В отличие от.

Везде, куда ВАЗ прибывает с визитами, он стремится использовать риторику, наиболее сглаживающую, прячущую противоречия. Стремится быть собеседником, приятным во всех отношениях. В Польше он заявил о том, что она пострадала от сговора двух тоталитарных держав. А в Штатах заявит, что они являются единственной супердержавой, поддерживающей мировой порядок. А в Китае — что он самая быстро прогрессирующая супердержава. И так далее.

Владимир Александрович так это ощущает. И в этом нет ничего плохого. До тех пор пока он в каком-нибудь «нормандском формате» ради приятности переговоров невзначай не перейдет те самые «красные линии», обозначающие принципиальные интересы Украины и украинцев.

Пока этого не происходит, но угроза остается и не уменьшается.

И не сомневайтесь: кадровые перестановки в верхних эшелонах власти Владимир Зеленский будет делать (если будет в ближайшее время), исходя именно из своих внутренних установок и своих эмоциональных ощущений.

Установки говорят ему, что поскольку на нем лежит вся ответственность за все происходящее в стране, то он и должен назначать всех социально значимых работников — от премьер-министра до начальника ЖЭКа. А эмоциональный фон подсказывает, чтобы эти назначения несли комфорт и умиротворенность. А еще надо учитывать влияния ближайшего окружения ВАЗа.

Важно понимать, что сейчас у Владимира Зеленского катастрофически отсутствует зона комфорта. Со всех сторон — одни проблемы: завал в экономике, давление России, Штатов и Европы, черная дыра Донбасса, покачнувшиеся рейтинги власти, теряющее дисциплину монобольшинство, неудержимые интриги внутри Зе-команды, неуязвимые враги в виде Петра Порошенко и Виктора Медведчука. Даже семья уже не является зоной комфорта, тмк как ВАЗ проводит с ней куда меньше времени, чем хотелось бы — вспомните, как это прорвалось у него в Давосе!

А теперь можно переходить к собственно прогнозам новых назначений. Потому что предыдущее было объяснением системы координат, в которой все и происходит.

Владимир Зеленский устал от своего главы офиса Андрея Богдана? Несомненно! У них типичная «точка смерти отношений», которую неизбежно проходит каждый новый президент, для которого глава его администрации/секретариата/офиса вынужденно становится соучастником всех побед, но главным виновником всех неудач.

Поэтому Андрей Богдан действительно может покинуть пост ответственного за страну. Но вряд ли его заменит Андрей Ермак. Потому что он тоже не зона комфорта — в теме замирения с РФ, продюсером которой выступает Ермак, полно напрягов и внутриполитических рисков.

Опять же, совершенно непонятно, зачем такое назначение Ермаку? Его влияния хватает, чтобы продавливать своих людей в самых разных сферах. Через продвижение Юрия Витренко он постепенно берет под контроль «Нефтегаз» и скоро сможет продюсировать «президентский бизнес» — поставку и транзит углеводородов. Аналогичный путь в свое время прошел Сергей Левочкин и над ним до сих пор не капает. А Ермак скоро сможет самостоятельно выкупить у Левочкина «Интер» вместо Медведчука, который претендует на телеканал.

И менять все это счастье на обязанность быть затычкой каждой дырке? Опять же главе президентского офиса регулярно приходится говорить президенту «Нет», и это очень напрягает.

А вот то, что у Зеленского считается информационной и пиар-службой он, скорее всего, поменяет. И Севгиль Мусаева во главе информационной команды — не худший выбор. Но и не лучший. И не единственный! В любом случае, успешность новой информационной команды будет зависеть от того, насколько часто ее руководитель сможет говорить президенту «Надо». Севгиль настаивать на чем-либо будет трудновато.

Алексей Гончарук на отставку натворил и наговорил уже давно. Но у Зеленского нет адекватной кандидатуры, которая выведет экономику и социальную сферу из числа проблемных для президента, чтобы он вообще слышал о них как можно меньше.

Вот только не надо про Дмитрия Дубилета. Он, на удивление, оказался одним из наиболее адекватных министров. Но от экономики еще дальше, чем Гончарук, и это ясно даже Зеленскому. И наша  олигархически-бюрократическая система не воспримет Дмитрия всерьез. Ну, разве что советником Дмитрия станет его папа. Но тогда центр исполнительной власти переместится из кабинета премьера в кабинет этого советника.

А сколько «порохолюбы» и «соросята» расскажут про засилье Игоря Коломойского в случае возвышения Дмитрия Дубилета… В общем, зоной комфорта не пахнет, вероятность минимальна.

А вот министр инфраструктуры Алена Бабак, на мой взгляд, действительно может собирать чемоданы. Или сундуки — кто ее знает, в чем она держит личные вещи в кабминовском кабинете.И да, заменит ее, скорее всего, Денис Шмигаль, бывший топ-менеджер ахметовского ДТЭКа. Это полностью соответствует стремлению Зеленского не обострять без нужды и по возможности раздавать понемножку всем.

В Нете рассуждают, что тучи нависли над Владимиром Бородянским и Тимофеем Миловановым — мол, их много критикуют в прессе. Так все наоборот — это их плюс: чем больше критикуют этих министров, тем меньше критики достается президенту. Потому что они ведут чувствительные для президента темы — борьбу с дезинформацией и рынок земли.

А вот разделить подшефные Бородянскому и Милованову министерства могут, особенно, если имеются приятные кандидаты на возникающие от разделения министерские кресла. Но это только в случае, если никто не объяснит Зеленскому, что разделить министерства буквально через месяц после того, как они с изрядным трудом таки смогли объединиться — это публично расписаться в собственной административной бестолковости. А для президента это — правильно! — дискомфорт, которого он постарается избежать. Так что насчет разделения — 50/50.

В общем, перемены, конечно, будут. Но вряд ли те, которые жизненно необходимы.

Поэтому нам с вами следует помнить украинский вариант «закона Мерфи». В классически виде он звучит: «Если неприятность возможна, она случается». А в нашем — «Неприятность случается, даже если она невозможна».

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для Политеки

politeka.net