Украина – не Австралия. Или между «монетаризмом и кейнсианством»

21.01.2020   18:20    111

По мотивам переговоров, ставших достоянием широкой общественности

Хотел бы в этот раз меньше писать об «успехах» в борьбе с финансовым кризисом со стороны Фонда гарантирования, а высказать несколько мыслей по поводу «гигантизма экономической мысли в Украине»…

При чем, мне позволяет это сделать мой личный жизненный опыт – человека, работавшего в руководящих структурах Национального банка Украины, коммерческих банков, а также специалиста, который вполне успешно (в отличие от значительного большинства «топ-менеджеров» того же Фонда гарантирования) прошел все ступени развития т.н. «рынка проблемных активов» — от его формирования в самом Фонде — до, в последствии, сотрудничества с самой успешной торговой площадкой (которую, фактически, «убил», бывший Директор-распорядитель фонда), а также практического применения сових навыков в работе с заемщиками за рубежом и в Украине.

Всем экономистам известен постулат о двухуровневой банковской системе любой страны («например, Австралии», как бы сказала, г-жа Рожкова). Центральный банк (первый уровень) эмитирует денежную единицу (в наличной либо безналичной форме), а далее коммерческие банки (второй уровень) распространяют эту же ликвидность в экономику, в основном, путем кредитования реального сектора либо хозяйств (физических лиц). При этом, чем дешевле ресурс Центрального банка, тем дешевле и привлечения средств на депозиты, а значит и дешевле кредиты. Это классика. Поэтому «в той же Австралии», стране, которая имеет собственную национальную денежную единицу (что плюс), Центральный банк очень четко регулирует макроэкономические процессы путем уменьшения/увеличения учетной ставки (что является одним из сегментов влияния на экономические процессы; второй – это фискальная политика (затрагивающая и «новую таможню» г-на Нефедова (если мы опять об Украине). Не буду называть прописные истины о том, что учетная политика ЦБ связана с индексом инфляции, торговым и платежным балансом. Я о другом.

Снижение учетной ставки, таки да, это единственный способ сейчас накачать экономику деньгами (прав г-н Данилишин). Экономику, которая высыхает от уменьшения доходности экспортеров при «галлопирующей» ревальвации гривны. Но проблема в другом, что эта же гривна идет на выкуп валюты, которая приходит от покупателей ОВГЗ и никак не на пополнение дефицита ресурсов у реального сектора. Дефицит бюджета – увеличене долга страны – ревальвация – падение доходов реального сектора – опять дефицит бюджета. Круг замкнулся.

Но и не об этом я. Теперь буду говорить, как «далеко не последний человек» на рынке проблемных активов Украины. Коммерческие банки, получая ресурс от вкладчиков либо путем привлечения других пассивов (по все снижающейся ставке, как твердит НБУ) не направляют их в экономику, а на рынок ОВГЗ0. Почему? Нет, не из-за остутствия средств, а из-за банальной боязни их невозврата. Украина — лидер по доле проблемных активов в банковской системе (до 70%). То есть, не в учетной ставке вопрос – она может быть и «нулевой», и «отрицательной» — кредитования просто не будет. Так как ни один Председатель Правления коммерческого банка (либо кредитного комитета) не подпишется под выдачей почти любого кредита.

Причины надо искать в практике, точнее «опыте», как ФГВФЛ, так и особо государственных банков. Возьмите любой банк в ликвидации и увидите, что в тех же 70% случаев кредиты не только невозвратные, а несуществующие, так же, как и залоги, которые банки ранее принимали в обеспечение. Любым решением суда самая разная ипотека превращается из коммерческой или жилой недвижимости в «зеленый горошек». Более того, оказывается кредитор «не имел право брать кредит» — «он не спросил разрешения жены». И другие веселые случаи.

Именно в таком виде, кстати Фонд продает активы в пулах. Когда инвестор покупает («на знаменитой на весь мир» площадке «Прозорро Продажи», актив, якобы с залогом, на бумаге, а на самом деле, залога давно нет, либо (что самое эмоциональное), что залог продается на аукционе исполнителем аккурат, когда инвестор платит за пул, а деньги от такого залога попадают ликвидатору банка. Все остальное это проблемы инвестора. Мое мнение, это должно быть зоной полной ответственности руководства (особенно бывшего) как Фонда, так и Департамента – консолидированного офиса продаж (думаю у инвесторов много вопросов к ним и к таким продажам). Если также весело будут продаваться Фондом активы государственных банков, то результаты будут такие же.

Все это было следствием затягивания продаж в 2017-2019 гг. И имеем следующую ситуацию: как Фонд, по словам топ-менеджеров, «научился продавать», так и заемщики научились не гасить. Была уйма времени у них. И их практика расширилась на работу уже с живыми коммерческими банками. Боюсь сглазить, но такая же судьба, при сегодняшнем положении дел с защитой прав кредиторов, будет ждать и программу кредитования малого и среднего бизнеса под 5-7-9%. А не хотелось бы.

Резюме.

Для решения похожей (но значительно менее удручающей) проблемы в 200-2002 гг руководство Национального банка Украины (под Председательством г-на Тигипко) инициировало разработку и принятие Программы развития банковского сектора (Верховной Радой), которая четко определяла, что задача защиты прав кредиторов, расширения кредитования – это не только проблема Центрального банка, Ассоциации банков или коммерческих банков, а, например, силовых органов, органов юстиции и т.д. Каждый получил свою задачу и ее выполнял. Поэтому тогда появились первые законы о защите прав кредиторов, о бюро кредитных историй, а также регуляторные документы, либерализирующие, например, валютную политику…

Поэтому без комплексной программы, учетная ставка не поможет (Украина – не Австралия).

Андрій Кияк

заступник директора-розпорядника Фонду гарантування вкладів фізичних осіб у 2014-2016 рр.

censor.net.ua