Почему Зеленский тянул с обвинением Ирана по сбитому самолету МАУ

26.01.2020   15:00    19

Украине нужны были четкие доказательства, что именно Иран сбил авиалайнер Boeing 737-800, выполнявший рейс PS752 Тегеран – Киев, поэтому нельзя было спешить с заявлениями о его вине в крушении украинского авиалайнера и гибели 176 человек .

Об этом президент Владимир Зеленский заявил в интервью 9-му каналу израильского телевидения.

«Одна из семи версий в первый же день после происшествия, после этой катастрофы, что сбит был иранской ракетой, выпущенной иранской ракетой иранской стороны сбит был наш самолет. Я вам скажу, мы не выходили в публичное поле в первый же день с этой версией, потому что, ну, все должно быть по полочкам. Это серьезные обвинения, которые требуют серьезных очень подтверждений», – заявил глава украинского государства.

Он также прокомментировал первоначальную версию посольства Украины в Иране о том, что авиалайнер не был жертвой теракта.

«Выпустили ее сразу же в информационное поле, чтобы дать такой «якорь» для украинской стороны, а впоследствии, для украинской комиссии – сразу сосредоточиться, что это главная версия. Мы уже знали, что версия с точки зрения технических ошибок, неполадок, не того курса, непрофессионального управления самолетом – неверная», – подчеркнул Зеленский.

По его словам, тому есть свидетели – это близкие и родные членов погибшего украинского экипажа.

«Я в первый же день, на второй день, понимая, что происходит, понимая, как это ударит и по имиджу Украины, и авиакомпании. И, самое страшное, как это ударит по родственникам как пассажиров, так и экипажа – украинцам. Они здесь у нас все находились, в офисе авиакомпании, в отеле, мы предоставили им все условия, медицинские, и так далее. И я к ним поехал. Я к ним поехал, я не мог в публичном поле говорить: «Нас сбили», но я приехал к ним и сказал: «Кроме сочувствия и так далее, я приехал к вам с важной информацией. Хочу, чтобы вы точно знали, это на сто процентов не техническая ошибка. И не ошибка ваших родных, и не ошибка нашего профессионального экипажа». Конечно же, успокоить их полностью на сто процентов было невозможно, потому что мы можем все вернуть, мы можем все вернуть в правовое поле, можем вернуть с точки зрения компенсации, но мы никогда не вернем им самое близкое, что у них было – это их людей. Но в публичное поле не выходил, нужны были данные и доказательства», – подытожил Зеленский.

www.segodnya.ua